Гунарс Кутрис: ЕСПЧ ясно выразился – нельзя конфисковать имущество только потому, что человек не может доказать его происхождение

Выдержка из интервью с депутатом Сейма, членом Юридической комиссии Сейма, бывшем председателем Конституционного суда Гунарсом Кутрисом.

Работая с Уголовно-процессуальным законом, я длительное время занимался анализом именно имущественных вопросов в уголовном процессе, и в последние годы, с 2018 года, я обращал внимание на конфискацию имущества, полученного преступным путем. В Латвии существует такой специальный раздел [в законодательстве], позволяющий конфисковать имущество, полученное преступным путем, еще до того, как человек осужден за преступление. Это конфискация без обвинительного приговора. Эта норма существует с 2005 года, однако актуальность она обрела тогда, когда после критики со стороны «Moneyval» Латвия должна была продемонстрировать действия по борьбе с легализацией средств, полученных преступным путем – государство должно было в цифрах показать, что заведены уголовные дела и конфискованы конкретные суммы.

Исходя из этих политических установок, этот процесс начали применять к банкам, в которых были счета, и от владельцев счетов стали требовать пояснить легальность происхождения имущества. В законе также имеются нормы, предусматривающие, что владелец должен доказать, откуда у него это имущество. В конце концов все зашло так далеко, что следователь передает в суд материалы с пометкой «мы не знаем, в результате какого преступления получены деньги, но действия, проводимые с ними, соответствуют признакам действий по легализации». То есть у человека имеются сделки с различными компаниями, имеются договоры уступки.

Недавно довелось ознакомиться с одним делом, в котором конфисковано 28 миллионов евро. Латвийская компания получила оплату за реально проведенные действия, за реальный товар от одной компании в определенной европейской стране. Но та компания сотрудничала с другой компанией за пределами Европейского Союза. И, кажется, там была коррупционная связь. И было предположено, что эта компания получила где-то преступным путем полученные средства.

Этот вопрос настолько меня возмутил, что я решил посвятить свою диссертацию этой теме – изучить, что допустимо, а что недопустимо. И у меня есть много предложений. В этом исследовании я показал, что за последние годы в Конституционный суд попало 22 дела. Ряд дел объединен в шесть дел. По двум делам судопроизводство приостановлено, чтобы вопрос был решен в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). В прошлом году ЕСПЧ вынес решение по делу «Йорданов против Болгарии», в котором говорилось, что должна быть установлена причинно-следственная связь между каким-либо преступлением и имуществом – нельзя просто конфисковать что-то потому, что человек не может доказать происхождение имущества, должно быть что-то доказано со стороны государства. Мне кажется, Латвия зашла слишком далеко – процесс пошел легко.

Мне известно, что дела двигаются нелегко сейчас – судьи по экономическим делам начали строже смотреть на вещи – имущество уже не так-то просто признается полученным преступным путем. Есть дела, которые приостановлены в окружном суде, поскольку они ожидают, что будет решено в Конституционном суде, а что будет в ЕСПЧ. Это очень болезненная тема. Ведь как это так, если у человека отнимают его собственность?

Полная версия интервью на латышском языке доступна здесь: https://neatkariga.nra.lv/intervijas/455481-gunars-kutris-ect-skaidri-saka-nedrikst-konfiscet-mantu-tikai-tadel-ka-persona-nevar-pieradit-tas-izcelsmi

© Copyright 2020 - Omnia Analytics, SIA - All Rights Reserved
Contact Form Demo (#1)
menu-circlecross-circle